Женские новости

Интересно о карьере, отдыхе, любви и сексе, психологии и красоте

Русские знаменитости в Венеции

0
Лисица

Русские знаменитости в Венеции

Неудивительно, что в одном из прекраснейших городов на свете всегда мечтали побывать люди искусства, в том числе и наши земляки. Город в Венецианской лагуне издавна притягивал к себе русские сердца. Об этом косвенно свидетельствует даже одно из традиционных названий Санкт-Петербурга — «Северная Венеция». И судя по всему, за этим всегда стояло и стоит нечто большее, чем простое «узнавание», основанное на некотором внешнем сходстве двух построенных «на русских поэтов и художников в воде» и знаменитых на весь мир городов. И потом, на протяжении примерно двух последующих столетий, русские в Венеции появлялись, но, как правило, это были либо «откомандированные по государственным делам», дипломаты, военные моряки, либо сверхбогатые вельможи, которые могли позволить себе такую прихоть — странствовать по Европе. У широкой или, по крайней мере, «просвещенной» читающей публики Венеция стала популярной в 19 веке, следуя за стихотворностью открывавших ее для себя поэтов — Константина Батюшкова, Евгения Баратынского, Дмитрия Веневитинова, Петра Вяземского.

Не приходится удивляться, что в XIX веке русские путешественники, оказываясь в Италии, своим долгом считали посетить столь вдохновенно воспетого города. Прогуливаясь по набережной у площади Святого Марка, приезжий обязательно набредет на отель «Лондон» с мемориальной доской, которая гласит, что здесь останавливался Петр Ильич Чайковский. И Ахматова писала потом об «узких следах» «черных лодок» и «золотой голубятне у воды» — таким запомнился ей древний город на лагуне. Большинство этих поэтов были петербуржцами, для них перекличка «двух Венеции» — подлинной и «Северной» — казалась очевидной. Разумеется, не мог не волновать этот город и воображение художников. Казалось бы, трудно найти место, более непохожее на зимнюю Москву, однако Суриков, считавший, что «венецианские художники подсмотрели свой колорит в тонах Адриатического моря», именно в Венеции нашел «византийское» цветовое решение своего полотна. Связи Венеции, долгое время бывшей для Европы «воротами на Восток», с Константинополем определили, в частности, и то, что венецианские художники многое переняли у византийцев.

Кстати, одним из первых венецианцев, побывавших в Петербурге и оставивших след в памяти не только современников этого визита, но даже их внуков и правнуков, был не кто иной, как сам кавалер Джованни Джакомо Казанова (1725-1798), великий европейский авантюрист и бытописатель XVIII века. В знак того, что знаменитого венецианца в России помнят, скульптор Михаил Шемякин в 1998 году, к двухсотлетию со дня смерти Казановы, выставил в Венеции свою бронзовую многофигурную композицию: вошедший в легенду кавалер в окружении дам. Особо следует назвать того, в чьем творчестве образы Петербурга и Венеции возникали необыкновенно часто даже для «питерского» уроженца, — это Нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский. Иосиф Бродский много раз приезжал в Венецию.

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский

На этой фотографии 1993 года поэт запечатлен на мосту через Рио Мендиканти. Остров Лидо, все набережные Большого канала, площадь Сан-Марко, отель «Академия» — можно часами гулять по Венеции, следуя стихам Бродского. Здесь он завещал похоронить себя — на Сан-Микеле, где со времен Наполеона предают земле умерших венецианцев. Деревянный крест на могиле поэта недавно сменил памятник. Там же, на Сан-Микеле, по соседству с Дягилевым похоронен композитор Игорь Стравинский, еще один великий беглец из России.

Нравится статья? Покажи подругам!

Ваш комментарий